16+

Архив номеров

  • 0

    Семеро детей Нины Шпытко

    692Эта история могла бы, наверное, стать неплохим сюжетом для телесериала, рассказывающего про жизнь простых, обыкновенных людей. И, может быть, такой фильм когда-нибудь снимут. Ведь человеческая судьба — это история беспрерывных взлетов и падений, когда светлая полоса вдруг сменяется чёрной. И как противостоять невзгодам, где найти силы, чтобы вопреки обстоятельствам сдюжить и поверить в себя?

      Эта история могла бы, наверное, стать неплохим сюжетом для телесериала, рассказывающего про жизнь простых, обыкновенных людей. И, может быть, такой фильм когда-нибудь снимут. Ведь человеческая судьба — это история беспрерывных взлетов и падений, когда светлая полоса вдруг сменяется чёрной. И как противостоять невзгодам, где найти силы, чтобы вопреки обстоятельствам сдюжить и поверить в себя? Надеюсь, что предлагаемый читателю материал подскажет ответ на этот непростой вопрос, который, несомненно, то и дело возникает в жизни каждого из нас…


      …Нина Викторовна Шпытко возвращалась поездом в родные края с тяжёлым камнем на душе. Да и как ещё назвать то внутреннее состояние человека, когда половина жизни уже прожита, но всё, что ты строил, создавал, к чему стремился, вдруг рухнуло в один миг, и жизнь надо начинать сначала? За стеклом вагонного окна стояла непроглядная темнота, на соседних полках под одеялами мирно посапывали дети — старшая Света, средний сын Дмитрий и маленький Виталик. Ритмично постукивали колёса, и под их монотонный шум в голове то и дело возникали картины то далёкого, то недавнего прошлого, казавшегося теперь, с расстояния прожитых лет и пережитых событий, таким счастливым, таким безмятежным. Вспоминались крутые волжские берега, и Октябрьск, и родная улица Тимирязева (что на Правой Волге), где прошло её детство, и школа № 3, которую Нина окончила в 1972 году. Вспоминались и годы учёбы, проведённые в техникуме Безенчука, где она постигала азы профессии мастера-строителя.

      Каких-то особенных жизненных планов по окончании школы у нашей героини не было. Её родители — Галина Александровна и Виктор Васильевич Большаковы — всю жизнь проработали на октябрьском комбинате строительных деталей, изготавливая дерево-стружечные панели для домов. И быть строителем, возводить дома для людей, как казалось Нине, значило продолжать их дело. По окончании строительного техникума выпускнице предстояло по распределению отправиться работать в Татарию, в город Мензелинск, и девушка, как водится, решила ненадолго заглянуть домой…

      И здесь однажды вечером на танцах она повстречала Николая Шпытко.
    Парень буквально несколько дней назад вернулся из армии, высокий и подтянутый, он мгновенно очаровал Нину, всем видом своим как бы намекая: «Это — судьба!» До чего же это было удивительно — красавец, всего на несколько лет старше, родился и вырос на той же Правой Волге, ходил в ту же, что и она, школу № 3… Но встретились они именно теперь! Наверное, это и впрямь было кем-то определено свыше — уже через день молодые поняли, что друг без друга не проживут, а через два месяца они расписались и в Татарию уехали вместе. Планов на будущее у молодожёнов не было никаких — да и до них ли им тогда было? Надо было, как говориться, скорее вставать на ноги. Жили они в простеньком общежитии, где им выделили отдельную комнату. Нина допоздна трудилась в СМУ, Николай устроился участковым, сразу же заочно поступив в Елабужскую школу милиции, по завершении которой стал работать в местном ОБХСС.

      Вскоре у них родилась дочь Светлана, а спустя несколько лет появился сын Дмитрий. Казалось бы, чего ещё желать, куда стремиться, но не зря говорят, что молодым не сидится на месте. И в 1983 году Шпытко решили всё бросить и уехать… в Сибирь! Почему именно туда? Может быть, романтика сказалась, ведь слова «БАМ» и «Самотлор» в те годы у всех были на слуху. А, может быть, муж просто загорелся — был он заядлым путешественником, стремящимся увидеть весь мир — и заразил своим увлечением супругу. Так или иначе, но Шпытко оставили уже было налаженный быт и отправились на другой конец необъятной России.
    Город Шелихов в Иркутской области представлял собой рабочий посёлок при одном единственном, но зато огромном алюминиевом комбинате, снабжавшем своей продукцией весь Союз. С жильём, как и везде, была большая напряжёнка, и весь первый год пришлось ютиться с детьми на крохотной съёмной квартире. Жильё в первую очередь давали рабочим, и Нина устроилась на стройку простым штукатуром-маляром. Туда же пошёл работать и её супруг — и через год их семья — о чудо! — действительно получила квартиру. Как говорится, можно было перевести дух и оглядеться вокруг как следует. А глядеть, по правде говоря, было на что! Места, где стоял город, и впрямь были живописнейшие. Неподалёку из Байкала в Енисей несла свои воды бурная Ангара, проворачивая могучие турбины Братской ГЭС, что снабжала комбинат электроэнергией. Через Шелихов протекал приток Ангары — речка Иркут — и прихотливыми изгибами петлял меж сопок, поросших тайгой. Именно туда, в эти сопки, Николай с женой и детьми пристрастились ходить в турпоходы — зимой на лыжах, а летом с рюкзаком и палаткой.

      Как подходил отпуск, семья всегда куда-нибудь собиралась. Чаще всего на Шумак — это было довольно далеко; сперва нужно было доехать до Иркутска, потом до Слюдянки, где требовалось найти проводника и потом ещё целых трое суток идти пешком по диким нехоженым тропам. Зато место, куда в итоге добирались путники, стоило всех тягот — лес, горы, бьющие из-под земли родники… Волшебная страна!

      Но тогда же, в конце восьмидесятых, прозвучал первый тревожный звонок. У супругов должен был родиться третий ребёнок, которого очень ждали. К неожиданности для родителей на свет появилась двойня, но один из мальчиков, которого загодя назвали Костей, к большому несчастью, родился мёртвым. Позже, не прожив на свете и несколько дней, умер и второй из новорожденных — Виталик. Надо ли говорить, какие это были тяжёлые удары судьбы! Спустя несколько лет у Николая и Нины родился ещё один ребёнок — его тоже назовут Виталием — и он будет всем на удивление здоров и крепок. Однако тучи над головой продолжали сгущаться…

      …А в стране тем временем уже полным ходом шла перестройка, и на волне перемен глава семейства решил попытать себя в бизнесе. Опыт оказался удачным. Но, как это нередко бывает, шальные деньги не принесли счастья. Случилось то, чего Нина ожидала меньше всего — муж запил, да так, что очень скоро от всего их совместного имущества остались лишь крохи. Жилище пришлось продать. И хотя супруги так и не оформили развода, семья их фактически распалась, а пути-дороги окончательно разошлись. Оставшись одна с тремя детьми, женщина решила возвратиться в Октябрьск и устроить жизнь сначала. Шёл 1998 год…

      Говорят, и так действительно случается, что как бы в жизни тебе ни везло, какую бы птицу счастья ты ни поймал за хвост, но в родные края тебе не суждено вернуться в зените славы на белом коне — туда возвращаются лишь в рубище. Но Нина была сильной женщиной и ничего не боялась. Устроилась работать санитаркой в городскую больницу. Первые два года она с детьми прожила у матери, а затем приобрела небольшой домик на окраине города. Жилище, надо сказать, было не ахти какое и требовало основательного ремонта. Как же не хватало в это время надёжного мужского плеча! Но наша героиня верила в себя и не желала опускать руки. Рано повзрослевшие дети помогали ей как могли, и вскоре Шпытко обосновались на новом месте. Мать хлопотала по дому и всякую свободную минутку отдавала своему давнему увлечению — разведению цветов. Надо сказать, Нина очень любит их, и когда ещё жила в Шелихове, несмотря на сибирские морозы, ухитрялась выращивать лилии. Теперь в её теплице, сооружённой позади отремонтированного дома, благоухали розы нескольких сортов — и алые, и даже голубые! Поначалу, глядя на это увлечение дочери, мать сокрушённо кивала: «Послушай, ну чем ты занимаешься! Превратила огород в цветник?! Красиво, конечно, но соседи тебя не поймут!»

      «А какое дело до того, что обо мне думают соседи?» — отвечала Нина и упрямо бралась за своё, словно навёрстывая упущенное. Ведь в Сибири розы не росли. Вот так, одним на радость, а другим на зависть заброшенный пустырь на городской окраине стал благоуханным садом. Казалось бы, живи и радуйся, но тревожащее чувство неудовлетворённости год от года продолжало грызть изнутри. Что тому было причиной, этого объяснить женщина не могла. Проистекало ли оно от того неизбежного факта, что дети её вырастали и один за другим покидали родительское гнездо? Или душу её так и не оставляла боль за двоих умерших сыночков? Как бы то ни было, но наша героиня никак не могла обрести покоя. И тут неожиданно вмешался случай.

      Как-то раз во время очередного дежурства в больнице санитарки взялись обсуждать недавнюю телепередачу, где речь шла об усыновлённых детях. И кто-то возьми да спроси: «А ты, Нина, усыновила бы ребёнка?»

      А в самом деле — почему нет? Эта промелькнувшая в голове мысль показалась ей до того простой и естественной, что удивительно было, как она не подумала об этом раньше. И вот, осторожно поговорив на эту тему со своими детьми, а потом с мамой — Галиной Александровной (все отнеслись к её намеренью с одобрением), она приняла решение и вскоре отправилась в Центр «Семья». Теперь ей предстояло несколько месяцев консультаций с опытным психологом, ведь чтобы стать приёмным родителем, нужна немалая подготовка. Параллельно оформлялись документы… И вот, наконец, в один из дней Нина Викторовна впервые переступила порог Октябрьского социально-реабилитационного центра. Девочку (почему-то хотелось именно её) она высмотрела почти сразу же. Маленькой Кристине было чуть больше двух лет.

      — Но, видите ли, у девочки есть брат, — сказали ей сотрудники социально-реабилитационного центра. — Зовут Аскаром, ему скоро исполнится четыре годика. Он от сестрёнки ни на шаг не отходит, и мы бы очень не хотели их разлучать. Вы согласитесь усыновить сразу двоих?

      — Ну что ж… Двоих так двоих. Может, так оно даже веселее будет…

      Кристина и Аскар не по-детски серьёзно глядели на Нину Викторовну, и под взглядом их глаз женщине отчего-то вновь, как тогда, давным-давно, в прошлой, почти уже позабытой жизни, вдруг подумалось, что это, наверное, судьба… А разве уйдёшь от неё?

      …Вот так они познакомились. Прошло ещё немного времени, когда женщине, наконец, разрешили забрать детей домой на побывку — познакомиться со своими будущими родственниками. Всем, а в особенности бабушке, малыши очень понравились, и этот исторический день прошёл просто замечательно. Наступил вечер. Нина Викторовна повезла братишку с сестрёнкой обратно в СРЦ, и чем ближе автобус подъезжал туда, тем задумчивей и напряжённей становились лица ребят, а когда они уже переступили порог реабилитационного центра, дети не выдержали.

      — Мама! — малыши судорожно вцепились в обе её руки. — Не уходи!!!

      И детский крик точно ножом резанул её сердце…

      — Конечно, конечно, маленькие, я не уйду!.. Потерпите ещё немножко — и я обязательно вернусь за вами! — молвила, словно в забытьи, женщина. И, возвращаясь домой, она продолжала повторять, точно заклинание, фразу: «Я не уйду от вас … я не уйду…»

      И казалось ей тогда, будто её прежние чада, те двое, что ушли навсегда там, в Сибири, не умерли вовсе, а воскресли, и именно сейчас, именно для неё.

      На следующий день она оформила последние необходимые документы и забрала брата и сестру насовсем. Шёл 2004 год…

      С той поры прошло десять лет. Сегодня Нина Викторовна уже второй год как на пенсии, с головой окунулась в домашнее хозяйство. Старые привычки к турпоходам она не забросила. Далеко, правда, она уже не ходит. Ну, разве что в Пустынный лес, где шумят вековые дубы и по осени алеют на ветвях плоды дикой яблони.

      Дети (и родные, и приёмные) сопровождают её — ходить в походы им по-прежнему нравится, хотя свободного времени на это найти нелегко. Средний сын — Дмитрий — сегодня трудится на нефтебазе. Давно уже повзрослел и Виталий — у него своя семья, для которой он возводит дом. Аскар заканчивает седьмой класс и мечтает о карьере военного, уже несколько лет посещая занятия в казачьем кадетском корпусе. Кристина сейчас учится в шестом классе, посещая после школы занятия в театре «Аист» при ДШИ № 2. Не ограничиваясь участием в спектаклях, она играет главные роли в любительских видеоклипах, что снимает уже совсем взрослая дочь Светлана. Старшая дочь Нины Викторовны сейчас работает в Доме культуры «Волга», где ведёт кружок мягкой игрушки. Видеоклипы — её недавнее хобби. Их уже накопилось довольно много, так что дружные соавторы уже подумывают участвовать в конкурсе, что регулярно проводится в Интернете. Думается, что они это обязательно сделают — уж больно их работы хороши…

      А жизнь продолжается… И пусть у прекрасной многодетной семьи все и дальше будет складываться хорошо, без горьких жизненных поворотов судьбы.

    Дмитрий Инфан

    2014-04-25
  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме: