Рекламный баннер 990x90px ban-1
Курс: 93.44 99.58

«Не тяните с оплатой! Иначе нам придётся описать имущество…»

  Как говорит всезнающая статистика, без малого треть россиян составляют пожилые люди, чей возраст приближается или уже достиг пенсионного. Вопросами начисления и своевременной выплаты пенсий гражданам РФ занимается у нас, как известно, солидная и уважаемая организация — Пенсионный фонд России, чьи территориальные управления находятся в каждом регионе страны. Согласно законодательству средства, из которых формируется бюджет Пенсионного фонда, поступают в него в виде страховых взносов на обязательное пенсионное страхование от работодателей и индивидуальных предпринимателей. Они начисляются в зависимости от заработной платы каждого работника или взимаются с индивидуальных предпринимателей в фиксированном размере. Именно от этих средств и зависят размеры пенсий настоящих и будущих пенсионеров, а также своевременная их выплата. Но, к сожалению, далеко не все понимают социальную значимость своевременной уплаты пенсионных отчислений. Платёжная дисциплина многих работодателей и индивидуальных предпринимателей нашего города оставляет желать лучшего.

  Так, с начала 2013 года на исполнении отдела судебных приставов г.о. Октябрьск находятся более пятисот производств о взыскании страховых взносов в пользу Пенсионного фонда. Общая задолженность по ним составляет свыше пяти с половиной миллионов рублей. И это только по одному нашему городу!

  С целью ускорить взыскание задолженности сотрудники отдела ПФР в г. Октябрьске государственного учреждения «Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городах Сызрани и Октябрьске, Сызранском и Шигонском районах Самарской области» совместно с судебными приставами проводят ежеквартальные рейды по адресам неплательщиков. В один из них на днях отправился корреспондент нашей газеты.

  …Мы приближаемся к многоквартирному дому в центре города. На первом этаже располагается цель нашего приезда — небольшое частное предприятие. Стучимся. Заходим внутрь.

  — Где ваш руководитель? — интересуется участвующая в рейдовой проверке начальник отдела ПФР в г. Октябрьске Ирина Нестерова.

  Хозяина предприятия на месте нет. Беседовать приходится с его заместителем, который по телефону пытается дозвониться до своего начальника. Наконец, это ему удаётся — тот приезжает, благо живёт недалеко. Проходим в кабинет.

  — На сегодняшний день ваша задолженность с 2010 года составляет более пятидесяти тысяч рублей, — напоминает судебный пристав-исполнитель Юлия Антонова. — Когда вы собираетесь её погашать?

  — Как обычно, летом и осенью, — отвечает наш собеседник. — Мы же очень зависим от сезона. Сейчас выручки мало, её едва хватает на выплату зарплаты работникам. Погодите, вот отпуска у людей начнутся, дела поправятся, и мы рассчитаемся с вами…

  Вот такая не совсем понятная логика. 
— Я напоминаю вам, — говорит И. Нестерова, — что страховые взносы — это обязательные платежи, от уплаты которых зависят выплаты пенсий ваших родителей, бабушек и дедушек. Тем более, у вас ведь не такая уж великая сумма задолженности. Неужели вы не в силах выплачивать её частями ежемесячно?

  Против этого, слава богу, руководитель предприятия не возражает. Пристав оформляет необходимый документ, и мы едем дальше.

  А вот и очередная остановка на пути следования. Когда-то в советское время здесь располагалось одно из ведущих городских предприятий, но всё это в прошлом. Теперь повсюду запустение, во дворе стоит давно не ремонтировавшаяся техника. На первом этаже конторы — ни души, двери кабинетов опечатаны. Поднимаемся этажом выше — здесь жизнь ещё «теплится», и в бухгалтерии за столами, заваленными кипами бумаг, сидят несколько человек. Беседуем с ними. Из ответов на стандартные вопросы приставов вырисовывается грустная история, в чём-то типичная для многих октябрьских предприятий. В 90-е их акционировали, и новые собственники рисовали перед сотрудниками радужную картину: вот-вот в Октябрьск придут инвесторы, предприятие будет реконструировано, дела пойдёт в гору и т.д. Инвесторы действительно пришли, и в середине двухтысячных грандиозный проект начал осуществляться, но… Сперва грянул кризис, потом вдруг выяснилось, что программа не обещает ничего, кроме убытков, и инвесторов как ветром сдуло.

  — Сегодня ваша задолженность, подлежащая взысканию службой судебных приставов, превысила 400 тысяч рублей, — предупреждает Ю. Антонова. — Есть хоть какие-нибудь перспективы для её погашения?

  Руководитель, с которым мы беседуем, разводит руками.

  — Какие наши перспективы, вы и сами видите. У нас ни воды, ни света нет — город отключил за неуплату. Сидим вот и мёрзнем, потому что котельная встала. Хорошо хоть весна началась…

  — Ну а какие-либо текущие платежи вы вообще осуществляете?

  — Мы не можем этого сделать, потому что наши счета заблокированы. Сейчас дело рассматривается в суде, к какому решению там придут — я не знаю.

  — А новых счетов, случаем, вы не открывали? — вступает в разговор пристав.

  — А это по закону, задавать мне такие вопросы?! — раздражённо возражает собеседник.

  — Конечно, по нему вы обязаны предоставлять нам всю информацию.

  Новых счетов у предприятия, как выясняется, нет. Официально оно пока ещё не является банкротом. Но, судя по всему, признание его таковым — чистая формальность.

  Подписываем документы, с тяжёлым сердцем уходим. На прощание руководителю предприятия вручён «Сертификат социальной безответственности» от отделения ПФР по Самарской области, напоминающий о том, что данное предприятие является злостным неплательщиком страховых взносов. Почему-то вспомнилось древнее латинское: «Sic transit gloria mundi» («Так проходит земная слава»).

  …Частный дом на окраине. Долго стучим. Наконец за дверью слышатся шаги.

  — Кто там?

  — Служба судебных приставов. Откройте, пожалуйста.

  Нас с большой неохотой впускают, но не дальше прихожей. Хозяйка дома — частный предприниматель. В данное время она отсутствует и, по словам домашних, вернётся лишь поздно вечером. Мы разговариваем с её дочерью.

  — У вас очень большая задолженность, как вы собираетесь её погашать?

  — Мы ежемесячно выплачиваем, — возражает девушка. — По две тысячи рублей!

  — Апрель уже кончается, — предупреждает пристав, — а по документам вами пока ещё не внесено ни копейки. Осталось всего несколько дней. Давайте, не тяните с оплатой! Иначе нам придётся описать имущество.

  Оставив повестку с требованием о явке к судебным приставам, мы уходим.

  И вновь наша бригада в пути. За три часа мы посетили ещё несколько характерных адресов во всех микрорайонах города. Не со всеми из нерадивых неплательщиков нам, к сожалению, удалось встретиться, как планировали: кого-то не было дома, а кое-кто и просто не пожелал открывать свою дверь. Последним хочется напомнить — адреса их внесены в картотеку, и скрываться от закона — себе дороже, ведь рано или поздно, но заплатить положенное всё же придётся.

 

Дмитрий Инфан

3001

Оставить сообщение: